Работники редакции веб

Фронтовой корреспондент

Эти материалы нам в редакцию принесла постоянная читательница «Огней Алатау», прекрасный человек, филантроп и альтруист по натуре, всю жизнь отдавшая педагогическому труду, дочь фронтового корреспондента, нашего земляка Тыныбая Муканова – Сауле.
Как старшей из дочерей, ей достался в наследство чемодан отца с рукописями и документами. На днях, пересматривая бумаги, она нашла воспоминания папы и принесла их нам. В материалах ветерана оказались письма ленинградских школьников, которые рассказывали о том, как они создали музей Героя Советского Союза Алии Молдагуловой. Стихотворения, написанные Тыныбаем Мукановым на казахском языке в 1944 году. Заметка о том, как он встретился в Москве с однополчанином, народным художником СССР Орестом Верейским, тот подарил ему книгу М.Шолохова с его иллюстрациями к произведениям выдающегося писателя о войне и обещал сделать рисунки к будущей книге очерков Т.Муканова о друзьях военной поры.

 

«Первыми въезжали в города»

 

Сохранился текст выступления Тыныбая Оразбековича на собрании ветеранов партии города Алма-Аты 6 апреля 1984 года, где он рассказывает, что «был приз-ван на действительную службу в 1939 году. Через два года, когда до окончания срока службы оставалось всего несколько месяцев, грянула война. Перед ее началом я продолжал службу в Литве, вблизи госграницы, и в первый же день войны оказался на фронте, был свидетелем разыгравшейся трагедии. Пришлось пройти все испытания, выпавшие на долю нашего поколения. Я участник оборонительных боев в Прибалтике в начале войны, затем с августа 1941 по июль 1944 года был на Ленинградском, 3-м Белорусском фронтах, участник освобождения Белоруссии, Литвы и Восточной Пруссии.
В июле 1944 года Главное политуправление Красной Армии направило меня на работу во фронтовую казахскую газету 3-го Белорусского фронта. Мне довелось часто ездить на передовую по заданиям редакции, обеспечивая газету репортажами с мест событий, публиковал очерки, зарисовки, патриотические стихи, вел уголок сатиры и юмора в газете. Одно из моих стихотворений было издано в переводе на русский язык отдельной листовкой и широко распространено в войсках. Она была выпущена Главным политуправлением Красной Армии.
Мой скромный труд фронтового журналиста был отмечен орденом «Красная звезда» и медалями».
Как коллегам Тыныбая Оразбековича, нам очень дорого письмо, которое он написал в газету «Казахстанская правда» 4 апреля 1985 года, предваряя свои воспоминания о войне: «Предлагаю свои воспоминания о том, как мы, фронтовые журналисты, выпускали красноармейскую газету на казахском языке.
Впервые обо мне «Казахстанская правда» написала в №153 за 5 июля 1935 года в корреспонденции «Слет талантливых ребят республики». Тогда я был школьником, комсомольцем. Учился в школе №12 города Алма-Аты. Мечтал стать журналистом. Еще и еще раз спасибо редакции «Казахстанской правды» за теплые слова, сказанные тогда в мой адрес, за доброжелательность.
В последующие предвоенные годы я учился на подготовительных курсах в Ленинграде для поступления в вуз, затем поступил в институт журналистики. В 1939 году был призван в армию, а в 1941-м, когда продолжал службу в Литве, застал войну. Одним словом, прошел всю Великую Оте-чественную войну с первых и до последних ее дней. После войны в 1951-54 годах окончил ВПШ при ЦК КПСС. Сорок лет в рядах КПСС. Более сорока лет верой и правдой служил делу партии на поприще казахской журналистики, о чем свидетельствуют вырезки из газет, журналов, сохранившиеся у меня; книги, отредактированные мною, книги, переведенные мною с русского на казахский язык, а также книги, в переводе которых я принимал участие. Где бы ни трудился, везде и всюду проявлял партийную принципиальность, нетерпимо относился к недостаткам в работе, за что не раз был у зажимщиков критики в опале за принципиальную нелицеприятную критику, порой подвергался гонениям, что нанесло вред моему здоровью, вследствие чего перенес инфаркт миокарда и вынужден был уйти на пенсию.
Спасибо партийным органам, спасибо ЦК КПСС и руководству ЦК КП Казахстана за то, что своевременно оказывали мне поддержку, не дав меня в обиду, строго призвав виновных к порядку.
И после ухода на пенсию продолжаю заниматься самообразованием, много читаю, что вызывает желание писать, печататься. Вот и на этот раз предлагаю свои фронтовые воспоминания. Было бы желательно, если бы в дни, оставшиеся до 40-летия Победы, они появились в одном из номеров «Казахстанской правды». Буду надеяться на справедливое решение редакции ко мне – своему автору».
С коммунистическим
приветом
Т.Муканов.
4 апреля 1985 года.
(Ниже публикуем этот материал.)

 

В знак дружбы

 

В феврале 1953 года, когда учился в Москве, в Высшей партийной школе, в дни зимних каникул я поехал в Ленинград. Хотелось своими глазами увидеть послевоенный город, побывать в памятных местах, где в 1941 году были приостановлены, а затем разбиты и изгнаны фашистские полчища. Особенно хотелось посетить местечко, где я был ранен (село Погости, что недалеко от города Волхова), побывать на Пулковских высотах, где проходили передовые линии обороны нашей 42-й армии. А 657-ой
стрелковый полк, где я был политработником, стоял у самой Пулковской обсерватории. Ее эвакуировали, а здание было разрушено вражескими обстрелами.
Однажды нас, командиров, политработников подразделений, вызвал командир полка и обратился с просьбой помочь ленинградцам, поскольку город уже долго находится в блокаде. Большая часть нетрудоспособного населения (старики, дети, больные) эвакуирована, но все остав-
шиеся ленинградцы продолжали самоотверженно трудиться. Вследствие блокады в городе создалось очень трудное положение со снабжением продовольствием.
Поэтому командир просил нас отдать жителям свои офицерские пайки (нам еженедельно выдавались консервы, сало, сливочное масло, галеты, сахар, табак и т.д.). Командир предложил каждому офицеру самому разыскать в городе голодающую семью и один раз в неделю приносить ей свой доппаек. Офицеров стали поочередно отпускать в город. Дней через десять и мне удалось разыскать такую семью. Жила она в Петроградском районе города, по улице Зверинской, дом 44, квартира 9. Когда я зашел в квартиру, меня встретили истощенные от недоедания дети. С правой стороны комнаты на кровати лежала больная обессиленная старушка. Хозяйки дома не было.
– Она на работе, – сообщила бабушка, – подождите, скоро придет.
Я рассказал ей, с какой целью к ним зашел. При этих словах лица жильцов засияли радостью. А пока я с ними беседовал, пришла и хозяйка.
– Ольга Чернига, – назвалась она, поздоровавшись со мной. Я отдал ей вещмешок с доппайками за две недели. Кроме того, там были перловая крупа, немного муки, картофель, горох, которые я выпросил у повара полковой кухни.
Они были так обрадованы, что предложили мне погостить у них. Я поблагодарил и ушел. После этого еженедельно в течение семи месяцев приносил им свой офицерский паек. Летом 1943 года в связи с упразднением института политруков уехал в Москву в резерв офицерского состава, откуда был направлен в редакцию фронтовой газеты военным корреспондентом.
И вот, через десять лет, зимой 1953 года, во время каникул, я приехал в Ленинград. Однажды в оперном театре имени С.Кирова случайно встретил хозяйку той семьи, с которой пришлось познакомиться в тяжелое время блокады. Выяснилось: старушка пережила войну, умерла в 1949 году, дети учатся в институте. Муж Ольги благополучно вернулся с фронта домой. Здесь же познакомила с ним. Оказывается, по ее рассказам и воспоминаниям соседей, он хорошо знает меня. После оперы повели к себе домой. Позвали соседей и устроили настоящую вечеринку. Оказалось, ленинградцы хорошо знают нашу жизнь, быт не только по произведениям казахских писателей, но и по рассказам русских, проживавших ранее в Казахстане.
На следующий день они приехали в гос-
тиницу проводить меня. На вокзале перед посадкой подарили ручные часы: «В знак дружбы, скрепленной в боях при защите города Ленина!» Я никогда не забуду эти волнующие встречи и эти святые для меня слова!
Тыныбай Муканов,
старший лейтенант запаса.


P.S. Сауле Тыныбаевна вспоминает, что родителей своих отец не помнил, поскольку вырос в детском доме. Место рождения по документам Коксуский район. Тыныбай Оразбекович был суровым и очень обязательным человеком. Если что-то обещал, то сколько бы ему сил это ни стоило – выполнял. А те фронтовые будни так прочно вошли в память воина, что он до последнего мгновения был готов сражаться за Родину. Об этом красноречиво говорит случай, который произошел с ним в ноябре 1994 года, буквально за полмесяца до ухода в мир иной. Сауле вспоминает, что «в это время в городе шли учения по гражданской обороне, выла сирена. Жильцам по радио было приказано покинуть многоэтажные дома, поскольку отрабатывались действия по спасению населения во время землетрясения. Отец уже с трудом передвигался, но, услышав сигнал тревоги, встрепенулся и стал спрашивать: «Где моя шинель? Где мой эшелон?»...

Подготовила О.КРЕМЕНЦОВА.